Царь Перт Великий

Царь Перт Великий
Петр Алексеевич Романов - Первый Император Всероссийский, сын царя Алексея Михайловича от брака его с Натальей Кирилловной Нарышкиной. Петр Алексеевич родился 30 мая 1672 года, в тот период, когда сквозь сложившиеся вековые устои русской жизни начинало пробиваться влияние культурного Запада, представителем последнего при дворе “тишайшего” царя был боярин Артамон Сергеевич Матвеев, в семье которого росла царица Наталья. Она-то и принесла с собой во дворец симпатии к чужестранцам и иноземные вкусы. Под ее влиянием для руководства играми царевича Алексей Михайлович допустил к Петру иностранца Менезиуса.

С годами детская комната Петра наполняется предметами военного дела. В ней появляется целый арсенал игрушечного оружия, и в некоторых мелочах этого детского арсенала отразились тревожные заботы взрослых людей того времени. Так, в детской Петра довольно полно представлена была московская артиллерия, встречаем много деревянных пищалей и пушек с лошадками.
Однажды в селе Измайлове Пётр, гуляя по амбарам, рассматривал старые вещи, принадлежавшие двоюродному брату царя Михаила Федоровича. Здесь он увидел иностранное судно и спросил о нем своего спутника и наставника Франца Тиммермана. Тот мог сказать ему только то, что это английский бот, который употребляется при кораблях и имеет преимущество перед русскими судами, что ходит на парусах не только за ветром, но и против ветра. Петр спросил: есть ли такой человек, который бы починил и показал ему ход судна? Тиммерман сказал, что есть такой человек, и нашел Петру голландца Христиана Бранта (Карштен Бранта, как называет его Петр). Царь Алексей Михайлович задумал построить корабль и спустить в Астрахани; для этого призваны были из Голландии мастера. Построенный и спущенный в Астрахани корабль был уничтожен Стенькою Разиным. Мастеровые рассеялись, а один из них - корабельный плотник, этот самый Карштен Брант, проживал в Москве и кормился столярной работой.
Брант, но приказанию царя, починил бот, приделал мачту и паруса и в присутствии Петра лавировал на реке Яузе. Петр дивился такому искусству, и сам несколько раз вместе с Брантом повторял этот опыт, но не всегда удачно: бот с трудом поворачивался и упирался в берега, потому что русло было слишком узко. Тогда Петр узнал, что Плещеево озеро под Переяславлем будет для его цели подходящим. Оно имело в окружности тридцать км, а глубина его достигала 12 метров. Петр выпросился у матери на богомолье к Троице, съездил в Переяславль, осмотрел озеро, и оно очень ему понравилось. По возвращении в Москву он упросил мать отпустить его снова в Переяславль, чтобы там заводить суда. Петр, вместе с Брантом, заложил верфь в устье реки Трубеж, впадающей в Плещеево озеро, и тем положил начало своему кораблестроению.
С лета 1689 года Петр оставил свои переяславские кораблестроительные работы, хотя в Переяславле мастер Карштен Брант, по царскому приказанию, продолжал строить суда и построил два малых фрегата и три яхты. Царь в это время, между прочим, упражнялся в постройке небольших гребных судов на Москве-реке. В конце лета 1691 года он снова отправился в Переяславль и заложил первый русский военный корабль, поручив постройку его Федору Юрьевичу Ромодановскому, назвавши его адмиралом еще не существовавшего флота. На другой год корабль был готов и спущен на воду в присутствии двух цариц и двора.
Плещеево озеро было слишком тесно. К тому же, не было никакой возможности вывести суда в море для практического применения. Флотилия так осталась на потешном дворе у Плещеева озера. Уже в конце своего царствования царь Пётр приехал в Переяславль и завещал беречь свой первый флот. Однако в конце XVIII века практически вся флотилия сгорела при пожаре. Уцелел лишь один бот «Фортуна», который, по преданию строил сам Пётр. Он и сейчас хранится в особом музее Переславля-Залесского – «Ботик Петра I».
Архангельский флот
Летом 1693 года Пётр отправился в Архангельск, чтобы увидеть море и устройство купеческих кораблей, приходивших в этот единственный русский порт. Царь с большим любопытством осматривал суда, всякие иноземные товары, привозимые из Европы, обо всем расспрашивал и тут же делал соображения о заведении русского флота и расширении торговли. При посредстве сопровождавшего его Лефорта, Петр заказал большой корабль, поручив его снаряжение амстердамскому бургомистру Витцену. Кроме того, начата была постройка двух кораблей в самом Архангельске. Совершивши небольшое плавание по Белому морю - первое морское плавание Петра, - он вернулся в Москву осенью.
В январе 1694 года скончалась царица Наталья Кирилловна.
Петр жалел и плакал о ней, но смерть матери совершенно развязала ему руки. Он с жаром принялся за дело кораблестроения, приказал заранее отправить в Архангельск оружие, порох, снасти, изготовить досчаники для плавания по Двине. 29-го апреля Лефорт дал у себя прощальный пир с музыкою и барабанным боем, но без танцев, по причине недавней семейной потери царя. Вслед за тем царь отправился в Архангельск. Уже плывя по Двине, Петр тешился, называя досчаники флотом, и выдумал для этого флота особый русский флаг: красный, синий и белый, который в настоящее время является флагом России. К величайшему удовольствию Петра, один из строившихся в Архангельске кораблей уже был готов. Царь на этом корабле пировал и угощал иностранных мастеров, строивших корабль.
Вскоре царь отправился в Соловки на яхте, названной Святым Петром. Небольшое судно попало в сильный шторм, но уцелело благодаря отважному лоцману, крестьянину Антипу Панову. Он вызвался провести судно среди подводных камней в Унскую губу и с успехом исполнил свое дело. Яхта счастливо пристала к Пертоминскому монастырю.
Опасность, испытанная Петром, не только не охладила его, но еще более пристрастила к воде. Благополучное возвращение в Архангельск послужило поводом к веселью на несколько дней. Вскоре на воду был спущен второй корабль, построенный в Архангельске, а затем прибыл корабль, заказанный в Голландии. В августе Петр со своими кораблями опять пустился в море. При плохом умении управлять кораблями, царь снова подвергся опасности кораблекрушения, но счастливо избежал его и воротился в Архангельск. С этих пор Петр считал флот свой существующим и назначил адмиралом его своего любимца Лефорта.
Воронежский флот
После первого неудачного Азовского похода Пётр увидел необходимость построить на Дону гребной флот: во-первых, для удобного перевоза войска, во-вторых, для действия против турок с моря. Постройке этих судов способствовали дремучие леса, которые, однако, и в то время чрезвычайно быстро истреблялись от крайне неправильной порубки. Петр выбрал город Воронеж для устройства верфи, отправился туда сам зимой и в течение нескольких месяцев занимался постройкой судов. В других местах в то же время шла постройка судов, которые затем спускались к Воронежу. Работало над этим делом двадцать шесть тысяч человек. Таким образом, было построено 23 галеры, 2 корабля, 4 брандера и 1300 судов старой конструкции. Постройка судов шла с большими затруднениями: работники бегали от работы, жестокая зимняя стужа мешала скорости работы, вдобавок на месте, где производились работы, происходили пожары.
4 ноября 1696 года в Преображенском селе государь собрал думу, в которую приглашены были и иностранцы. Эта дума, по воле государя, постановила: всем жителям Московского государства участвовать в постройке кораблей. Вотчинники, как духовные, так и светские, помещики, гости и торговые люди обязаны были в определенном числе строить сами корабли, а мелкопоместные помогать взносом денег. Постройка судов должна была производиться в Воронеже и на соседних пристанях. Лес для кораблей положено было рубить в нарочно отведенных для того угодьях. На Азовском море в то же время строили гавань, местом для этого был выбран Таганрог.
Дело судостроения шло довольно успешно. В 1698 году были построены требуемые суда, но Петру приходилось сильно бороться с разными препятствиями: рабочие беспрестанно бегали, иноземные мастера ссорились между собою, а иные брали деньги, а от дела уклонялись.
Любимая до страсти Петром мысль о кораблестроении последовательно увлекала его к теснейшему сближению с западной Европой. Постройка судов таким образом, каким она совершалась в Воронеже, не могла быть прочным делом на будущее время. Нужно было подготовить знающих русских мастеров. С тою целью Петр отправил за границу пятьдесят молодых людей стольников и при каждом по солдату. Целью посылки было специальное обучение корабельному искусству и архитектуре, а поэтому они отправлены в такие страны, где в то время процветало мореплавание: в Голландию, Англию и Италию, преимущественно в Венецию.