Чичагов Василий Яковлевич

Чичагов Василий Яковлевич
Василий Яковлевич Чичагов — адмирал, известен своим участием в Шведской войне 1789—1790 годов. Родом из дворян Костромской губернии, Чичагов родился 28-го февраля 1726 года и среднее образование получил в Морском училище (школа навигационных наук), учрежденном Петром Великим в Москве, по окончании курса в котором уехал в Англию с целью пополнить свои знания.

10-го апреля 1742 года Чичагов был зачислен во флотскую службу гардемарином, а в 1744 году получил назначение состоять при Ревельской береговой команде, через год был произведен в мичманы, и в 1751 году был назначен корабельным секретарем. Через три года он получил чин лейтенанта, а в 1757 году совершил свое первое плаванье на фрегате “Святой Михаил”, отправленном “по секретной комиссии” в Зунд. Из Ревеля в Кронштадт он вернулся уже в качестве командира названного судна. В 1758 году Чичагов получил чин капитан-лейтенанта, через 4 года — капитана 2-го ранга, в том же 1762 году он состоял при проведении из Санкт-Петербурга в Кронштадт корабля “Святая Екатерина”. В 1763 году мы застаем его в Казани, куда он был командирован для освидетельствования заготовленного на пристани леса, а в следующем году он, уже в чине капитана 1-го ранга, командует кораблем “Ревель”.
1764—1765 годы выдвинули Чичагова из среды его сверстников. По инициативе Ломоносова, указом 14-го мая 1764 года была снаряжена “даже от сената секретная” экспедиция в Ледовитый океан, имевшая целью исследовать путь через Полярное море к Камчатке. Летом и осенью были сделаны приготовления, а в 1765 году Чичагов, назначенный начальником экспедиции, состоявшей из трех судов, вышел в море из Колы, куда он прибыл в сентябре 1764 года. Плавание было неудачное. Экспедиция сразу была задержана льдами и принуждена была зайти в Клокбайкский залив на острове Шпицбергене и некоторое время оставаться там. Выйдя в начале июля в море, Чичагов взял курс на запад, но сплошные льды, встреченные экспедицией, заставили его повернуть на север.
23-го июля он достиг 80°26 северной широты, но дальше не пошел, так как приближение осени и плавающие льды начинали внушать опасение за благополучный исход экспедиции. Посоветовавшись с капитанами судов, Чичагов повернул к Архангельску, куда и прибыл 20-го августа. В Санкт-Петербурге остались недовольны результатом экспедиции и обвиняли начальника ее в том, что он повернул к северу, тогда как, по точному смыслу полученной им инструкции, он должен был держаться направления на запад, к берегам Гренландии. "Всего же главнее кажется то, что мореплаватели, кажется, рано вздумали о возвратном пути, не дожидаясь того, чтобы настоящая нужда или опасность их к этому принудила". В следующем году Чичагов, командуя теми же тремя судами, снова вышел в море с прежнею целью — отыскать морской путь через Северный Ледовитый Океан в Камчатку. На этот раз экспедиция тоже не имела успеха. Достигнув 80°30 северной широты, Чичагов вернулся обратно, так как не было никакой возможности пробиваться через встречавшиеся льды. Несмотря на неудачу, он, за двукратное плаванье в Северный океан, был награжден половинным жалованьем в пенсион.
В 1767 году Чичагов сухим путем вернулся из Архангельска в Санкт-Петербург и был немедленно назначен командиром петербургской корабельной команды. В 1768 году он занял должность главного начальника Архангельского порта, в которой и оставался до 1770 года, когда, получив чин контр-адмирала, был вызван в Санкт-Петербург. В том же году он, командуя эскадрой, плавал до острова Готланда и, по возвращении, был назначен главным начальником Ревельского порта, но в 1771 году снова ушел в Балтийское море, имея флаг на корабле “Граф Орлов” и командуя эскадрой, а в 1772 году, начальствуя тремя кораблями, плавал в Средиземном море.
В октябре он вернулся сухим путем в Санкт-Петербург, был награжден орденом Святой Анны и вступил в отправление своих обязанностей, как начальник Ревельского порта. В следующем году он был назначен главным начальником Кронштадтского порта и, командуя кронштадтской эскадрой, крейсировал до острова Готланда, имея флаг на корабле “Святой Андрей”. В том же 1773 году Чичагов был командирован в Донскую экспедицию и, под командой адмирала Сенявина, защищал Керченский пролив от турецкого флота, причем не допустил его войти в Азовское море. Награжденный орденом Святого Георгия 4-ой степени, Чичагов 10-го июня 1775 года, в день празднования Кучук-Кайнарджийского мира, был произведен в вице-адмиралы и назначен членом Адмиралтейств-коллегии.
В 1771 году он был уволен в годовой отпуск, а в 1776 году командовал практической эскадрой у Красной Горки: в 1782 году он получил чин адмирала и орден Святого Александра Невского. В том же году он плавал во главе эскадры в Средиземном море; в 1788 году снова отправлял обязанности главного начальника Ревельского порта. Назначенный командиром Балтийского флота и командуя эскадрой из 20-ти кораблей, Чичагов 15-го июля 1789 году встретился у острова Эланда со шведской флотилией, считавшей в своем составе до 22-х судов, и, после семичасового боя, принудил шведов отступить к Карлскроне, а сам отошел к Финскому заливу.
6-го августа того же года Екатерина II, недовольная действиями Балтийского флота, писала Совету: “Из полученных реляций адмирала Чичагова видно, что шведы атаковали его, а не он их, что он с ними имел перестрелку, что в оной потерял капитана бригадного ранга и несколько сот прочих воинов без всякой пользы Империи, что, наконец, возвратился к здешним водам, будто ради прикрытия залива Финского. Я требую, чтобы поведение адмирала Чичагова в Совете сличено было с данною ему инструкцией…” Совет, по рассмотрении образа действий Чичагов, нашел, что “сей адмирал удовлетворил совершенно данным ему предписаниям, опричь единого пункта — возвращения своего к Финскому заливу, в чем ему надобности не было”.
2-го мая 1790 года произошло известное ревельское сражение. Шведский флот, состоявший из 26-ти линейных кораблей и разных других судов, напал на русскую эскадру, стоявшую под командой Чичагов на Ревельском рейде; в эскадре этой было всего 10 кораблей. После упорного сражения, длившегося 2,5 часа, шведы были разбиты, причем русскими был взят в плен 64-пушечный корабль “Принц Карл” и 300 людей; другой такой же корабль был сожжен. Рассказывают, между прочим, что когда Екатерина II отправляла Чичагова в Ревель, поручая ему команду над эскадрой, то, взвесив силы русских и шведов, выразила беспокойство об исходе долженствующего произойти сражения. На это Ч. хладнокровно ответил: “Ну да что же?.. Не проглотят!..” Ответ этот так понравился Государыне, что она поручила Державину сочинить надпись к бюсту адмирала, в которую бы непременно входило его выражение. Державин и секретарь Императрицы составили несколько более или менее удачных четверостиший. Не довольствуясь этим, Екатерина II сама сочинила следующую надпись:
“С тройною силою шли шведы на него,
Узнав, он рек: Бог защитник мой!
Не проглотят они нас!
Отразив, пленил и победу получил”.
За ревельское сражение Чичагов был награжден орденом Святого Андрея Первозванного и пожалованием 1388 душ крестьян в потомственное владение.
По соединении ревельской эскадры с кронштадтской, Чичагов блокировал шведский флот в Выборгской губе и, при попытке последнего прорваться, нанес ему решительное поражение, за что получил орден Святого Георгия 1-го класса, шпагу с алмазами, серебряный сервиз и 2417 душ крестьян в потомственное владение. Кроме того, Екатерина II пожаловала ему дворянский герб при собственноручном рескрипте.
С воцарением Павла Петровича, Чичагов в 1797 году, по прошению, был уволен от службы и последние годы жил в Санкт-Петербурге, где и умер 4-го апреля 1809 года Погребен Чичагов в Александро-Невской лавре.