Голицын Михаил Михайлович

Голицын Михаил Михайлович
Голицын Михаил Михайлович (князь) — 3-й генерал-адмирал русского флота (1756—1762), президент адмиралтейств-коллегии с 1750 года. Молодость провел на судах голландского флота, в плаваньях в Испанию и Италию, отправленный за границу еще Петром Великим в 1708 году. По возвращении в Россию в 1717 году участвовал в окончании шведской войны и, командуя отрядом галер, отличился при Гренгаме 27 июля 1721 года. Дальнейшую карьеру сделал лишь со вступлением на престол Императрицы Екатерины Первой, в эпоху упадка флота, господства протекции и придворных интриг.
В 1726 году, еще в чине лейтенанта, был назначен советником адмиралтейств-коллегии, а в следующем году сразу произведен в капитан-командоры и назначен президентом юстиц-коллегии в 1732 году. Вернулся во флот генерал-кригс-комиссаром ранга в.-адмиральского, то есть снова на береговую административную должность. Войдя в состав реформированной Остерманом адмиралтейств-коллегии, Голицын не смог внести в нее живой дух и почерпнуть его от остального состава коллегии, пропитанного тле-творным духом бюрократизма, который погубил флот.
В 1737 году Голицын получил ответственную командировку на театр военных действий с Турцией, в Тавров, для наблюдения за постройкой судов на Дону с подчинением главнокомандующему Крымской армией фельдмаршалу Ласси. Пробыв здесь 2 года и даже назначенный главным командиром, Голицын так и не смог ни выбрать места для кораблестроения, ни вывести выстроенные на Дону еще до него прамы и галеры в море. Деятельность его выразилась в постройке одних ботов и лодок, о типе которых шла всю войну бесконечная переписка с адмиралтейств-коллегией. По окончании войны Голицын был уволен от должности генерал-кригс-комиссара, а в следующем году определен к гражданским делам на должность астраханского губернатора.
Вступление на престол Елизаветы Петровны, выдвинувшей к власти русских людей, приблизило ко двору и князя Голицына, теперь уже старшего из оставшихся в живых представителя этого рода. Определенный сначала в Сенат, он был произведен в действительные тайные советники с назначением послом в Персию, а затем, в 1746 году, снова переименован в адмиралы. По возвращении в 1748 году из Персии ему Высочайше было повелено “иметь главную команду над флотом”.
Уже престарелый, больной и совершенно чуждый строев. флоту, не понимавший причин его упадка, Голицын свое отношение к флоту выразил пристрастием к строительным работам. Историк Веселаго указывает, что управление его ознаменовалось окончанием работ по устройству в Кронштадте канала, облицовкой камнями канав в Петербургском галерном порту и постройкой морского собора в Санкт-Петербурге во имя святого Николая Чудотворца. Назначенный генерал-адмирал перед началом Семилетней войны, Голицын не мог уже принять начальства над флотом, как это требовалось по регламенту Петра “за дряхлостью и болезнями”. Уволенный от службы при Петре Третьем, Голицын был восстановлен в высоком звании генерал-адмирала Екатериной Второй, но глубокая старость не позволила ему продолжать службу; умер в 1764 году и погребен в Московском Богоявленском монастыре.