Лазарев Михаил Петрович

Лазарев Михаил Петрович
Михаил Петрович Лазарев — адмирал, генерал-адъютант. Родился 3 ноября 1788 года, умер 11 апреля 1851 года. Сын правителя Владимирского наместничества, П. Г. Лазарева (умер в 1800 году), брат вице-адмирала А. П. Лазарева.

Михаил Петрович образование получил в Морском кадетском корпусе. 23 мая 1803 года произведен в гардемарины и 27 мая того же года отправлен, вместе с несколькими другими воспитанниками корпуса, волонтером в английский флот. На судах его Лазарев плавал почти 5 лет, посетил Вест-Индию и приобрел весьма основательные познания и в практике и в теории морского дела. В Россию возвратился 27 мая 1808 года, произведенный в мичманы 27 декабря 1807 года. В том же 1808 году принял участие в войне с Англией и Швецией и, вызвавшись идти на помощь русскому кораблю “Всеволод”, атакованному близ Балтийского порта двумя английскими кораблями, был взят в плен, когда “Всеволоду” после мужественной обороны пришлось сдаться; впрочем, плен его был очень кратковременным.
В течение 1809—1813 годов ежегодно плавал в Балтийском море. В 1811 году произведен был в лейтенанты. В 1813 году приглашен был на службу в Российско-американскую компанию и 8 октября 1813 года вышел из Кронштадта, командуя судном “Суворов”. Это было первым самостоятельным далеким плаванием Лазарева. Обогнув Южную Америку, он 14 ноября 1814 года достиг селения Новоархангельского. Но весною же 1815 года у Лазарева вышли пререкания с Барановым, уполномоченным компании; привыкнув распоряжаться полновластно, Баранов предложил Лазареву исполнить совершенно не те поручения, какие принимал на себя Лазарев, вступая на службу компании.
Баранов требовал, чтобы Лазарев на своем судне перевез в Камчатку некоторые товары, а когда Лазарев отказался — Баранов потребовал, чтобы Лазарев со своим невооруженным судном стал под выстрелами береговых укреплений. Тогда Лазарев в одну ночь снарядил судно к плаванию и на другой день утром вышел из Гавани Ситхи в море; Баранов был вне себя от поступка Лазарева и послал ему вдогонку несколько пушечных выстрелов, которые, однако, не заставили Лазарева возвратиться.
Михаил Петрович направился в Европу и 15 июля 1816 года прибыл в Кронштадт, совершив благополучно длинный переход, к которому изготовился так поспешно; в этом случае ярко выступили и энергия Лазарева, и отличное знание им морского дела, и уменье обращаться с подчиненными, заслуживая их безусловное доверие. По возвращении Лазареву пришлось представить компании свой отчет и, несмотря на все влияние Баранова, было признано, что Лазарев вполне прав, а Баранов, за превышение своих полномочий, был удален от должности.
Лазарев вновь вступил во флот и в 1817 году плавал в Балтийском море. В 1819 году снаряжена была, под начальством капитана Беллингсгаузена, экспедиция для исследования вод Южного Ледовитого океана; в состав ее вошли шлюпы “Восток”, под командою Беллингсгаузена, и “Мирный”, под командою Лазарева; “Мирный” был построен собственно как транспортное судно и назывался первоначально “Ладога”; теперь, когда решено было употребить его в дальнее плавание, Лазареву было поручено сделать на нем приспособления, которые бы дали судну возможность сколько-нибудь сравняться в быстроте хода с “Востоком” и вынести дальнее плавание; и Лазарев вполне успешно выполнил эту задачу.
Экспедиция вышла из Кронштадта 21 июля 1819 года и благополучно возвратилась 24 июля 1821 года, совершив всего свыше 86 000 километров. Экспедиция Беллингсгаузена посетила воды, еще никем не посещенные, и довольно долго после нее ни одно судно не проникало ближе к южному полюсу, чем русские шлюпы “Восток” и “Мирный”; было открыто несколько островов и один из них, между прочим, назван именем Лазарева; в течение целого месяца, от 4 марта до 3 апреля 1820 года, Лазарев плавал один, потому что суда разъединились во время бури; экспедиция закончилась вполне благополучно. По возвращении Лазарев был произведен в капитаны 2 ранга и кроме того, ему сохранено по смерть добавочное жалованье по чину лейтенанта, в каком был он в плавании.
В следующем году Лазарев, назначенный командиром фрегата “Крейсер”, отправлен в третье кругосветное плавание, из которого благополучно возвратился 24 августа 1825 года. Это было первое дальнее плавание военного русского судна. Лазарев сумел во все путешествие поддерживать на фрегате замечательный порядок, и блестящий вид, в каком судно возвратилось, вызвал общее удивление. И в этом плавании проявилось редкое уменье Лазарева влиять на своих сотрудников; впоследствии, в черноморском флоте все порядки были заведены по образцу тех, какие соблюдал Лазарев на “Крейсере”. Лазарев по возвращении произведен был в чин капитана 1 ранга, получил орден Святого Владимира 3 степени и за ним сохранено, в прибавку к жалованью, жалованье по чину капитана 2-го ранга в каком он совершил плавание.
27 февраля 1826 года Лазарев был назначен командиром 12 флотского экипажа и по его непосредственным указаниям закончен и снаряжен в Архангельске корабль “Азов”. Корабль этот долгое время служил образцом, по которому сооружались другие русские корабли. 5 октября 1827 года Лазарев пришел в Кронштадт с кораблями “Азов”, “Иезекииль” и шлюпом “Смирный”. С 21 мая по 8 августа 1827 года был на “Азове” в эскадре адмирала. Сенявина, в Средиземном море, а 8 авг. поступил под команду вице-адмирала Л. Ф. Гейдена и сделан начальником его штаба, оставаясь вместе с тем командиром “Азова”. В сражении при Наварине, 8 октября 1827 года, Лазарев принял выдающееся участие. Гейден свидетельствовал в реляции, что он действовал “с хладнокровием, искусством и мужеством примерным”. Корабль “Азов” занимал центральное место в битве и подвергался особенно сильному огню; “Азов” действовал превосходно и, несмотря на необходимость отражать нападение неприятеля, значительно превосходившего количеством судов и артиллерии, подал существенную помощь одному из судов союзной эскадры, оказавшемуся в критическом положении. За участие в этой битве Лазарев произведен в контр-адмиралы и получил ордена от королей английского, французского и греческого.
В 1828 и 1829 годах Лазарев находился в Средиземноморской эскадре и принимал участие в блокаде Дарданелл. В декабре 1829 года Лазареву дано было Высочайшее повеление: возвратиться с эскадрою из 4 кораблей, 3 фрегатов, 1 корвета и двух бригов, в Кронштадт непременно к 1 мая 1830 года, по возможности менее заходя в иностранные порты. Лазарев не заходил ни в один иностранный порт после Мальты и опоздал всего на 12 дней, между прочим потому, что у входа в Финский залив был несколько дней задержан льдом. Государь Николай Павлович был очень доволен действиями Лазарева и 17 февраля 1832 года назначил его начальником штаба Черноморского флота и пожаловал ему аренду в 1000 рублей серебром на 12 лет, 14 января 1833 года Лазаревым было получено Высочайшее повеление идти в Константинополь для оказания поддержки султану турецкому против взбунтовавшегося против него египетского паши. Необыкновенно быстро, в течение менее трех недель, Лазарев снарядил суда уже окончившие кампанию, 2 февраля вышел из гавани и 8 февраля уже кинул якорь в виду Буюк-Дере; он привел с собою 4 линейных корабля, 3 фрегата, 1 корвет, 1 бриг.
Появление этой эскадры произвело большое впечатление, а когда вслед за тем прибыли еще два отряда и десант, то желания России были принимаемы в уважение гораздо внимательнее, чем прежде. Лазарев отлично воспользовался своею почти полугодовою стоянкою в виду турецкой столицы и В. А. Корнилов — впоследствии знаменитый адмирал, которого уже тогда Лазарев отличал, — собрал весьма важные сведения о проливах и о береговых укреплениях. Во время пребывания под Константинополем Лазарев, 2 апреля 1833 года, был произведен в вице-адмиралы, а 1 июля назначен генерал-адъютантом; султан пожаловал ему золотую медаль, выбитую в память пребывания русского флота на Босфоре, и свой портрет, осыпанный бриллиантами, для ношения в петлице.
По возвращении с эскадрою в русские порты, Лазарев, 2 августа 1833 года, назначен исправляющим должность главного командира черноморского флота и портов, 31 декабря 1834 года утвержден в этой должности, которую и занимал до самой кончины. Семнадцатилетнее управление Лазарева черноморским нашим флотом было весьма важно по своим результатам. Лазарев искренно любил морское дело, превосходно его знал и приложил все усилия к тому, чтобы поставить наш черноморский флот в уровень с лучшими европейскими флотами. В сотрудничестве с Корниловым, занявшим пост начальника главного штаба черноморского флота, Лазарев выработал к 1846 году подробные штаты устройства и вооружения военных кораблей, штаты, которые по единогласному признанию современников были замечательно хорошо составлены. Лазарев успел создать полный, по штату, комплект судов, причем все суда были построены по наилучшим чертежам, отлично вооружены и снабжены хорошо обученными командами; устроено в Николаеве большое адмиралтейство, небольшое в Новороссийске и составлен проект адмиралтейства в Севастополе; оконченное уже много лет спустя после смерти Лазарева оно названо “Лазаревским”. Гидрографическое черноморское депо, до того времени влачившее жалкое существование, улучшено, усилено и скоро появились отличные атласы и лоции Черного и Азовского морей. Все эти крупные заслуги дополняются еще одною, важнейшею: обладая удивительным даром выбирать людей, Лазарев выдвинул целый ряд выдающихся деятелей русского флота. Корнилов, приехавший в Черноморский флот молодым, легкомысленным офицером, был сразу оценен Лазаревым и, можно сказать, им воспитан; Нахимов был долгое время флаг-офицером Лазарева, затем эту должность занимал Шестаков, впоследствии морской министр; из школы Лазарева вышел Истомин и еще многие другие.
В 1838, 1839 и 1840 годах Лазарев ходил с эскадрой к берегам Кавказа, перевозя десантный отряд ген. Раевского, и отличною своею распорядительностью много способствовал успешности высадок около Туапсе, Псезуапсе, Субаши и Шапсухо; по повелению Императора Николая Павловича одно из береговых укреплений наименовано “Лазаревским”.
Государь вообще высоко ценил и щедро награждал Лазарева: в 1834 году он награжден орденом Святого Владимира 2 степени, в 1837—орденом Александра Невского, а в 1842 году бриллиантовыми его знаками. 10 октября 1843 года произведен в адмиралы, в 1845 году получил орден Святого Владимира 1 степени, а в 1850 —Андрея Первозванного; все эти пожалования сопровождались милостивыми, крайне лестными, рескриптами; денежная аренда, пожалованная Лазареву, была постепенно продолжена и увеличена до 2000 рублей серебром в год.
В 1843 году Лазарев почувствовал первые признаки серьезной болезни, но не обратил на них никакого внимания. Болезнь стала быстро усиливаться, а Лазарев все не хотел покидать любезного ему дела. Наконец, к началу 1851 года рак желудка, которым страдал Лазарев, развился до такой степени, что адмирал почти не мог принимать никакой пищи. Тогда близкие его довели об этом до сведения самого Императора и Государь написал Лазареву рескрипт, в котором выражал “как участие свое, так и желание, чтобы он поспешил прибегнуть к врачебным пособиям для восстановления сил. Если только с желанием Вашим согласно, писал Государь, временное отдохновение от занятий и путешествие на воды или куда-либо по совету врачей, то Я, озабочиваясь сохранением ценимой Мною деятельной и полезной жизни вашей, не только дозволяю вам, но даже прошу последовать указаниям медиков, не стесняясь нисколько лежащими на вас обязанностями”. Только после этого Лазарев сдал управление флотом и уехал в Вену, где и умер 11 апреля 1851 года, ни разу не обнаружив никаким знаком своих ужасных страданий.
Прах его привезен был в Россию и предан земле в Севастополе; 8 сентября 1867 года в этом городе, тогда еще лежавшем в развалинах, состоялось торжественное открытие памятника Лазареву. На открытии этом Свиты Его Величества контр-адмирал И. А. Шестаков сказал блестящую речь, в которой живо очертил заслуги знаменитого адмирала по созданию русского флота и высоких качеств русских моряков. Лазарев был почетным членом Императорского Русского Географического Общества, Казанского университета и Одесского общества истории и древностей.