Нахимов Павел Степанович

Нахимов Павел Степанович
Павел Степанович Нахимов — адмирал, герой Наварина, Синопа и Севастополя. Происходил из старой дворянской семьи, родился в 1803 году в сельце Городке, Вяземском уезде. Окончил морской кадетский корпус в 1818 году. Молодым офицером совершил продолжительное кругосветное плавание на фрегате “Крейсер” под командованием М. П. Лазарева, с которым близко сошелся. Дальнейшая его деятельность протекала с небольшими перерывами под руководством того же Лазарева.

Назначенный в Архангельск на вновь построенный корабль “Азов”, в 1827 году Нахимов отправился в Средиземное море, участвовал в Наваринском сражении, за которое был награжден орденом святого Георгия 4 степени и произведен в капитан-лейтенанты. Пробыв еще несколько месяцев на “Азове”, Нахимов 24 лет был назначен командиром взятого в плен египетского корвета “Наварин”, на котором проплавал 1828—1829 годы в Средиземном море и в 1830 году вернулся в Кронштадт.
В 1832 году Нахимову дали в командование строящийся фрегат “Паллада”, на котором он и плавал в эскадре адмирала Беллинсгаузена, отличившись во время аварии корабля “Арсис”, когда он своим сигналом и примером предостерег эскадру от грозившей ей ночью опасности. В 1834 году, по особому ходатайству Лазарева, бывшего в то время главным командиром Черноморского флота, Нахимов был назначен командиром 41-го флотского экипажа с производством в капитаны 2 ранга, а через 2 года — командиром корабля “Силистрия”, на котором проплавал до производства в адмиралы (1845).
Обладая значительным организаторским талантом, Нахимов умел приохотить к морскому делу подчиненных, внушить им энергию и любовь к службе. Его внимание к офицерам и нижним чинам было неисчерпаемо: как командир корабля и экипажа, он входил в мельчайшие подробности их жизни, помогал им словом и делом; подчиненные, даже нижние чины, не стесняясь, приходили к Нахимову за советом. Такое отношение, особенно редкое в период сурового Николаевского режима, естественно привлекало к Нахимову сердца подчиненных и сослуживцев; его популярность в Черноморском флоте была так велика, что редкий матрос не знал командиpa “Силистрии”.
В 1845 году контр-адмирал Нахимов был назначен командиром 1-й бригады 4-й флотской дивизии. Совершая ежегодно практические плавания, в одно из которых оказал помощь Головинскому укреплению против горцев, он в 1853 году был назначен командующим 5-й дивизией и произведен в вице-адмиралы. Осенью того же года, перевозя десант из 16 393 человек и 824 лошадей из Севастополя в Анакрию, Нахимов, невзирая на бурное осеннее время, продолжал крейсерство. Получив известие о начале военных действий 1 ноября у Анатолийского берега, он тотчас же объявил об этом по эскадре, состоявшей из пяти 84-пушечных кораблей, сигналом и отдал приказ, заканчивающийся словами; “Уведомляю  командиров, что, в случае встречи в неприятелем, превосходящим нас в силах, я атакую его, будучи совершенно уверен, что каждый из нас исполнит свой долг.”
Продолжая крейсировать, эскадра выдержала жестокий шторм, после которого турецкий флот был обнаружен в Синопской бухте, под прикрытием береговой батарей. Установив тесную блокаду Синопа, Нахимов стал ожидать возвращения из Севастополя посланных для исправления 2 судов; но когда 16 ноября пришла эскадра контр-адмирала Новосильского (три 120-пушечных корабля), Нахимов сейчас же решил атаковать неприятеля. 18 ноября эскадра вошла в Синопскую бухту; сражение окончилось полным поражением турок со взятием в плен начальника эскадры и 2 командиров.
Вернувшись в Севастополь, Нахимов отклонил все ожидавшие его чествования. В рескрипте на его имя Императора Николая Первого говорилось: “Истреблением турецкой эскадры при Синопе Вы украсили летопись русского флота новой победой, которая навсегда останется памятной в морской истории. Исполняя с истинной радостью постановление статута, жалуем Вас кавалером святого Георгия 2 степени большого креста.”
Синопским боем закончилась мор. деятельность Нахимова. Исполняя предписание главнокомандующего, 14 сентября 1854 года Нахимов приказал затопить все суда в Севастопольской бухте, а команды их присоединить к гарнизону. Назначенный начальником обороны южного фронта Севастополя, Нахимов явился одним из главных руководителей его защиты. Его популярность среди гарнизона росла с каждым днем. Ежедневно объезжая передовые позиции, постоянно рискуя жизнью, Нахимов воодушевлял защитников, вызывая у них энтузиазм.
Лучшей характеристикой адмирала является рескрипт 13 января 1854 года, полученный им от генерал-адмирала Великого Князя Константина Николаевича по случаю Высочайшей пожалованной Нахимову награды — Белого Орла. В нем говорится: “Я вменяю себе в удовольствие выразить Вам ныне личные чувства Мои и всего Балтийского флота. Мы уважаем Вас за Ваше доблестное сражение; Мы гордимся Вами и Вашей славой, как украшением нашего флота. Мы любим Вас, как почтенного товарища, который сдружился с морем, который в моряках видит друзей своих. История флота скажет о Ваших подвигах детям нашим, но она скажет также, что моряки-современники вполне ценили и понимали Вас.”
28 марта, после так называемого “второго усиленного бомбардирования”, Нахимов был произведен в адмиралы. За “третье усиленное бомбардирование” 25 мая, блестяще отбитое по всему фронту, Нахимов получил последнюю предсмертную награду — аренду. 28 июня с 4 ч утра началась жестокая бомбардировка 3-го бастиона. Напрасно подчиненные старались удержать Нахимов: он поехал на бастион, чтобы поддержать и воодушевить его защитников, оттуда отправился на бастион Корнилова, по которому неприятелем был открыт сильный ружейный огонь. Невзирая на просьбы приближенных, Нахимов встал на банкет и в это время был смертельно ранен ружейной пулей в висок. Не приходя в сознание, он скончался через 2 дня. Останки Нахимова погребены в Севастополе, в соборе святого Владимира.