Рикорд Петр Иванович

Рикорд Петр Иванович
Петр Иванович Рикорд — адмирал, путешественник, писатель. Родился 29 января 1776 года в городе Торопце, Псковской губернии. Отец его, Жан Батист Рикорд, происходил из благородной итальянской фамилии, служил прежде в австрийской службе, а потом перешел в русскую военную службу. Всю свою жизнь он провел в походах, и там, где не было близко католического священника, он крестил своих детей по обряду православной церкви. Таким образом, и П. И. Рикорд был крещен по православному обряду.

В 1787 году, по просьбе отца, в то время премьер-майора армии, Петр Иванович был определен в Mоpской Кадетский Корпус в Кронштадте. В 1792 году он был произведен в гардемарины и в этом звании сделал две кампании: одну до Готланда, а другую до Копенгагена. 24 апреля 1794 года Рикорд был выпущен по экзамену мичманом и в 1795 году был назначен на эскадру, отправленную в Немецкое море, под начальством вице-адмирала Ханыкова, на помощь Англии в действиях ее против революционной Франции. Эскадра эта простояла почти без дела 4 года. Пользуясь этим, Рикорд с разрешения начальства, с некоторыми своими товарищами, живал в Лондоне, где они обыкновенно нанимали скромную квартиру, брали уроки французского и английского языков и совершенствовались в морских науках.
В августе 1797 года Рикорд вернулся в Ревель, в следующем году, с июня по август, находился на Кронштадтской брандвахте, в 1798—1810 годах снова плавал в Англию и Голландию и за отличие при высадке в Голландия, в 1799 году, получил орден Святой Анны на шпагу, а в продолжение кампании (14 марта 1800 года) был произведен в лейтенанты. По возвращению в Петербург в августе 1800 года, Рикорд поступил на службу в Морской Корпус, но уже в 1802 году, в числе 12-ти избранных офицеров, был послан на службу в английский флот волонтером, для усовершенствования в морском деле на практике.
19 февраля 1803 года Петр Иванович был назначен на английский фрегат “Amazon”, стоявший на Портсмутском рейде, откуда отплыл в Гибралтар. Находясь в свите герцога Кентского, Рикорд посетил берега Африки, осмотрел крепость Цеуту, плавал затем в Лиссабон, крейсировал у Кадикса и участвовал в захвате нескольких испанских судов англичанами. Затем он посетил Мальту, Мадеру, Ямайку, откуда, вернувшись в Портсмут, отправился, осенью 1805 года, в Россию и прибыл в Ревель 9 ноября.
В 1806 году, при вторичном отправлении Американской Компанией судна “Нева” (под командой капитана Гагемейстера) в кругосветное плавание, правительством вместе с ним велено было отправить военное судно, которое могло бы на пути служить первому обороной, — главным же образом для открытия и описания северной части Великого океана, а также для транспортировки разных морских снарядов для Охотского порта и для Камчатки. Капитаном этого судна был назначен лейтенант Головнин, а в помощники ему, по выбору самого Головнина, — его друг П. И. Рикорд.
25 июля 1807 года предназначенный для этой экспедиции шлюп “Диана” вышел из Кронштадта и 5 сентября прибыл в Англию. Так как в это время разрыв России с Англией уже не подлежал сомнению, то Головнин исходатайствовал у Британского правительства паспорт на свободное плавание “Дианы” с учеными целями. Несмотря на это, наши моряки, отнесенные от берегов Южной Америки, которую они пытались обогнуть у мыса Горн, жестокими штормами и противными ветрами к мысу Доброй Надежды, по прибытии туда были задержаны англичанами, и только после 18-месячной невольной стоянки им удалось, воспользовавшись крепким ветром и темной ночью, ускользнуть от окружавших их английских судов.
23 сентября 1809 года шлюп, наконец, прибыл в Петропавловскую гавань. Следующие две зимы П. И. Рикорд провел на Камчатке, откуда в мае 1810 года, вместе с Головниным, плавал на “Диане” в Ситхуи в Ново-Архангельск — для описи берегов и для снабжения хлебом колоний Российско-Американской Компании. 26 февраля 1810 года Рикорд был произведен по линии в капитан-лейтенанты, а 29 июня того же года награжден был орденом Святого Владимира 4-й степени.
Летом 1811 года Рикорд вместе с Головниным занимался описанием южных Курильских островов. При этом Головнин, отправившись 11 июля, с небольшой свитой и без оружия, на остров Кунашир, по приглашению японцев, был ими вероломно захвачен в плен, и Рикорду пришлось, как старшему офицеру, принять на себя командование шлюпом. Сделав несколько тщетных попыток освободить товарищей, он отправился в Охотск, а затем решился, не выжидая даже зимнего пути, отправиться в Петербург хлопотать об освобождении Головнина, но уже в Иркутске получил приказание возвратиться в Охотск. Взяв с собой японца Леонзайма, вывезенного насильно в Россию лейтенантом Хвостовым в Россию еще в 1804 году, Рикорд снова немедленно отправился в Охотск, откуда, получив разрешение, отплыл в Кунашир для разузнания о судьбе Головнина. При помощи Леонзайма, с шестью другими японцами, спасенными немного ранее русскими с разбитого корабля, а затем одного из знатных японцев, Рикорд сумел войти в мирные сношения с жителями, предубежденными против нас и озлобленными жестокостями Хвостова и Давыдова, и путем мирных переговоров добился освобождения своего начальника из плена (1 октября 1813 года). В записках Головнина о пребывании его в плену и в дополняющих их записках Рикорда, изданных в 1817 и 1851 годах, подробно описываются все эти события. В награду за благоразумные поступки Рикорд был произведен, за отличие по службе, в капитаны 2 ранга (4 июля 1814 года) и получил пожизненный пенсион в 1500 рублей.
В 1816 году Рикорд был награжден орденом Святого Георгия 4 класса за выслугу 18 шестимесячных морских кампаний. Около того же времени Рикорд женился на сестре своего друга Л. И. Коростовцевой и вместе с ней снова вернулся в Камчатку, — на этот раз уже администратором, будучи назначен в 1817 году начальником этого края. Рикорд занялся вверенным ему полуостровом с той энергией и добросовестностью, какими вообще отличалась вся его деятельность; своим честным отношением к делу, неутомимой заботой о благе подвластных ему жителей и особенно тем человеколюбием, которым были проникнуты все его распоряжения, он во многом улучшил положение несчастного края, который под его управлением отдохнул, наконец, от тиранства прежних начальников.
Первое время его управление было крайне тяжело. Опустошенный предшественником Рикорда (Петровским) край подвергся в это время новым бедствиям, не зависевшим уже от воли начальства: наводнения 1816 и 1817 годов, хронический неулов рыбы и зверя, повальные болезни, пропажа от недостатка рыбы собак и, ко всему этому, затруднительные пути сообщения требовали усиленных забот и тщательной бдительности от начальника, если он не хотел допустить вымереть от голода, нищеты и болезней впавшее в апатию население. Все это заставляло доброго Рикорда быть, по его собственному выражению, не столько “начальником края”, сколько “директором Камчатских больниц и богаделен”. Помощь голодавшим, устройство лечебниц и организация врачебной помощи населению составляли одну из главных его забот. Открытие школ, постройка церквей, выписка ремесленников для ремесленной школы, улучшение отношений с коряками и чукчами, контроль и урегулирование торговли, охрана береговых вод от грабительства и хищничества китобойных судов, пересмотр раскладки ясачного сбора и последовавшая в связи с этим седьмая перепись, заботы о сельском хозяйстве, распространение между туземцами полезных огородных овощей (в последнем отношении Рикорду много помогала его жена) — такова истинно гуманная деятельность Рикорда, как начальника края, снискавшая ему общую любовь и исключительное доверие жителей, нужды которых он хорошо изучил, еще будучи старшим офицером шлюпа “Диана”. За свои человеколюбивые действия в Камчатке Рикорд был награжден, в 1819 году, орденом Святой Анны 2-й степени с бриллиантами, а за пятилетнюю там службу — пенсионом в 1400 рублей в год.
По возвращению Рикорда из Камчатки он был назначен, в мае 1822 года, командиром 2-го флотского экипажа, а в марте 1825 года — начальником Кронштадтского порта; 1 января 1826 года он был произведен в капитан-командоры, а 6 декабря 1827 года—в контр-адмиралы. В 1828 году Рикорд был назначен в эскадру адмирала Сенявина, от которого вскоре отделился, получив назначение начальника эскадры, посланной в Средиземное море, на помощь находившейся там, уже с 1827 года, нашей эскадры под начальством графа Гейдена. В этой кампании Рикорд прославился блокадой Дарданелл, выполненной им с замечательным тактом и весьма успешно, несмотря на присутствие неприятеля и на бурное зимнее время. В награду за блокаду Дарданелл Рикорд получил орден Святой Анны 1-й степени.
По заключении Адрианопольского мира Рикорд с частью бывшей эскадры графа Гейдена был оставлен в Архипелаге, и ему пришлось принять немаловажное участие в деле восстановления независимости Греции и образования из нее современного самостоятельного государства. Пребывание русской эскадры в водах Архипелага имело целью поддержать вновь учрежденное под покровительством трех союзных держав (России, Англии и Франции) Греческое правительство президента графа И. Каподистрии, препятствовать набегам и грабежам пиратов и охранять торговлю русских купеческих судов в Средиземном море. Кроме того, русскому адмиралу конфиденциально предписывалось быть с графом Каподистрией в постоянных и дружественных сношениях и содействовать президенту Греции во всех случаях, когда будет нужно предохранить страну от грозящей ей опасности. Это обстоятельство дало возможность Каподистрии пользоваться услугами русской эскадры при усмирении оппозиционной правительству партии, так что Рикорду пришлось усмирять восстание идриотов и принять, таким образом, непосредственное участие в борьбе политических партий в современной ему Греции. Впрочем, Рикорд не был слепым орудием в руках президента, с которым он находился в очень дружественных отношениях, — по всему образу его действий в Греции видно, что он неизменно руководился своими принципами, которых он держался с присущей ему честностью и твердостью, хотя бы это и шло вразрез с мнениями и действиями начальников эскадр союзных держав. Так, он и после смерти графа И. Каподистрии продолжал поддерживать русскую партию, руководители которой при так называемом “семичленном правительстве” (сторонниках французской партии) готовы были в ноябре 1832 года провозгласить его временным президентом до прибытия короля Оттона; это было возможно, потому что еще 4 марта 1832 года народное собрание выбрало Рикорда почетным гражданином государства Греции, но Рикорд отклонил от себя, по вполне понятным причинам, это предложение.
С прибытием в Грецию короля Оттона, пребывание русской эскадры во всем ее составе сделаюсь излишним, и в мае 1833 года Рикорд, получив повеление о возвращении командуемой им эскадры через Дарданеллы в Черное море, занялся отправкой и зафрахтованием вольнонаемных судов для перевозки казенного имущества в Черное море. В июне все русские военные суда, находившиеся в Архипелаге, за исключением двух, оставленных в Греции, прибыли в Севастополь.
31 августа того же года вице-адмирал Рикорд, за отличие во время командования отрядом в греческих водах, пожалован был кавалером ордена Святого Владимира 2-й степени, а 6 декабря того же года был назначен начальником 1-й флотской дивизии и в этом званий ходил в 1835 году из Кронштадта в Данциг и обратно с десантом гвардейского отряда, назначенного в Калиш. 11 апреля 1836 года был назначен членом Адмиралтейств-совета, в тот же день пожалован орденом Белого орла, а в 1841 г. орденом Святого Александра Невского. Оставаясь членом Адмиралтейств-совета, он был председателем Комитета по постройке пароходов для Балтийского и потом Каспийского флота.
10 октября 1843 года П. И. Рикорд был произведен в адмиралы, 6 декабря 1850 года назначен председателем Морского Ученого Комитета, а в 1853 году получил бриллиантовые знаки ордена Святого Александра Невского. В кампанию следующего года Рикорд был вновь призван на действительную и уже последнюю морскую службу: он получил начальство над первой и второй дивизиями Балтийского флота, соединенными у Кронштадта против блокировавшего его англо-французского флота, не вступившего, впрочем, в действие с нашей эскадрой. Отпраздновав 24 апреля 1854 года шестидесятилетний юбилей своей службы (по этому поводу ему Всемилостивейше было велено состоять при особе Государя Императора и носить на эполетах вензелевое изображение имени Его Императорского Величества), Рикорд в следующем 1855 году, 16 апреля, скончался от холеры.