Великий князь Константин Николаевич

Великий князь Константин Николаевич
Константин Николаевич Романов - Великий князь, генерал-адмирал, второй сын Императора Николая Первого. Родился 9 сентября 1827 года и с детства предназначен был к морской службе.

22 августа 1833 года назначен генерал-адмиралом и шефом Гвардейского экипажа. Воспитателем Константина Николаевича с 5 лет был выдающийся моряк и ученый адмирал Ф. П. Литке, состоявший при нем до самой женитьбы. Большое влияние на молодого Великого Князя оказывал и воспитатель его брата. В. А. Жуковский; с 14 лет наследник переписывается со стариком-поэтом, и опубликованная переписка достаточно ясно показывает, что советы Жуковского не пропали даром. “Великие князья, — пишет Жуковский, — должен понимать свое время, должен поставить себя на высоту своего века своим всеобъемлющим просвещением”. Затем Жуковский постоянно напоминает Великому Князю о предстоящей ему государственной деятельности, обязывающей его выработать твердые привычки, самостоятельное мышление, сильную волю: “Ваши годы должны быть радостью русского народа, его честью, с пользой в настоящем, и славною страницей в его истории”.
В 1834 году Великий Князь совершает первое внутреннее плавание, а в 1844 году уже капитаном 2 ранга (18 лет) — первое заграничное. После посещения Константинополя он мечтает прибить Олегов щит на его вратах, о чем и сообщается в письме к Жуковскому. Последний отвечает, что его “радует не возможность, что от него будут дела знаменитые, а само это стремление выйти из среды обыкновенного, стремление, с которым естественно соединяется и способность совершить необыкновенное”.
В 1846 году Великий Князь произведен в капитаны 1 ранга и назначен командиром “Паллады”; плавая летом 1847 и 1848 годов, зимой он командовал батальоном лейб-гвардии Финляндского полка. В 1848 году Великий Князь вступил в брак с принцессой Александрой Саксен-Альтенбургской и в день свадьбы был произведен в контр-адмиралы, назначен шефом Морского корпуса и командующим лейб-гвардии Финляндского полка. В 1849 году Великий Князь участвовал в венгерском походе, за который получил орден Святого Георгия 4 степени. Из похода Великий Князь писал письма Государю; и последний говорил, что именно по ним он составил себе полное представление об этой кампании.
Государственная деятельность Константина Николаевича начинается с 1850 года. 5 сентября он назначается членом Государственного Совета, председателем комитета для составления морского устава и председателем временного артиллерийского комитета. Большое значение на последующую жизнь и деятельность Великого Князя оказало знакомство с А. В. Головкиным, сыном известного адмирала. Головнин, назначенный состоять при Великом Князе, познакомил его с целой плеядой молодых талантливых людей, способствовавших Константину Николаевичу позднее не только в реформах морского ведомства, но и в общем обновлении России. Имена М. А. Рейтерна, П. Н. Глебова, К. С. Варранда и других известных в свое время под именем “Константиновских орлов”, тесно связаны с именем и деятельностью Константина Николаевича.
Помощниками Константина Николаевича по флоту были талантливые адмиралы Г. И. Бутаков, И. Ф. Лихачев, А. А. Попов, Н. А. Шестаков, С. С. Лесовский, Н. К. Краббе и другие. Первой серьезной и ответственной работой Великого Князя была переработка морского устава, в которой он принимал непосредственное и самое деятельное участие; привлекши к этой работе лучших людей нашего флота, Константин Николаевич лично пересматривал все поступавшие в комитет замечания, входил в обсуждение существа дела, сам написал несколько глав (о главнокомандующем, например) и не остановился перед личной проверкой созданного в плавании 1851 года.
За время 3-годичного составления морского устава Великий Князь был призван 25 июня 1852 года на пост товарища начальника главного морского штаба, а по отъезде его чрезвычайным послом в Константинополь с 21 января 1853 году вступил в управление морским министерством. В феврале 1853 года проект морского устава был представлен Государю, а 19 апреля последовало производство Константина Николаевича в чин вице-адмирала. С вступлением на престол Императора Александра Второго Константин Николаевич был призван к управлению флотом и мор, ведомством на правах министра (9 сентября 1855 года произведен в адмиралы). В полном расцвете сил и энергии, 27 лет от роду, занял он этот пост, и с этого момента для русского флота после тяжелого Севастопольского погрома настает светлая заря возрождения, блеск которой отразился не на одном лишь морском ведомстве, а захватил всю необъятную Россию, вывел ее на путь великих реформ.
Деятельность Великого Князя в 1855—1881 годах естественно разделяется на два периода; до 1860 года — непосредственное управление морским ведомством и, начиная с этого года, — общегосударственная деятельность по возрождению живых сил России, скованных до Восточной войны: освобождение крестьян, судебная реформа, отмена телесных наказаний и другое. Крупнейшие реформы 1-й половины царствования Императора Александра Второго проходят в законодательство и жизнь народа при самом близком, горячем участии Константина Николаевича. Тяжелое наследие легло на плечи Константина Николаевича, когда он вступил в управление морским министерством (в 1855 году): у нас не было ни флота, ни средств, чтобы создать его; не было и подготовленного личного состава.
К этому печальному сознанию присоединилось еще и то, что Великий Князь ясно понимал, что в таком же печальном состоянии находится и вся Россия; как истинный государственный человек он ясно видел, что нужны общие реформы, что нельзя лечить только члены (флот и армию), когда весь организм заражен. И, несмотря на все свое желание воссоздать флот в должной степени, он пошел на сокращение бюджета морского министерства, ограничившись только самым необходимым для флота, сократил собственные расходы и решил обратить все свое внимание на создание “людей”, любящих морское дело, способных и при плохих материальных средствах достигнуть верного успеха. И к этому духовному возрождению личного состава направлены были все силы Великого Князя, он старался создать ту атмосферу, то благожелательное отношение начальства к мыслям подчиненных, при котором могли с наибольшей пользой найти применение духовные силы личного состава для блага общего дела; и он, конечно, создал новую эпоху в жизни русского флота, вызвал к жизни забитое самосознание личного состава, призвал к себе на помощь индивидуальные способности каждого из чинов флота.
В самих центральных учреждениях предприняты были реформы, и для рационального проведения их в жизнь Великий Князь прибег к гласности: вопросы, подлежащие рассмотрению, обсуждались на страницах “Морской Сборник”, в котором был открыт для этого специальный отдел. Той же гласности предана была и административная деятельность министерства; в “Морском Сборнике” стали печататься отчеты разных департаментов. Тем же способом — гласностью — хотел поднять Великий Князь и нравственный облик личного состава: в “Морской Сборник” писались статьи с целью “опорочить те недостатки, которые мы принуждены сознавать между морскими офицерами и чиновниками и которые должны быть заклеймены общественным осмеянием”.
Другие меры, принятые для подъема духа личного состава, заключались в улучшении его быта и в доставлении ему достаточно средств и благоприятных условий как для общего, так и специального развития. Материальное благосостояние поднято было выдачей пособий на воспитание детей, увеличением строевых денег в кампании, увеличением жалованья, учреждением пособий на случай болезней и переводов. Духовная сторона поднималась устройством в портах морских собраний, где читались лекции по морским и общим вопросам, библиотеками и журналом “Морской Сборник”.
Немало было сделано также и для улучшения быта нижних чинов; началось обучение грамотности и специальностям; уничтожен был обязательный труд нижних чинов, что позволило сократить и общее число личного состава; число нестроевых, достигавшее в 1855 году 63 163 человек, уменьшилось к концу 1879 года до 822 человек; обязательный же труд заменен вольнонаемным. Упразднению подвергся и институт денщиков. Состоялось освобождение сословия кантонистов (в 1856 году) и охтенских и черноморских адмиралтейских поселян от обязательной службы морскому ведомству. Самая служба и быт нижних чинов подверглись большим изменениям: вместо 25 лет срок службы сокращен до 10 лет, содержание унтер-офицерских чинов увеличено в несколько раз, улучшены пища, одежда, помещение, наглядным результатом чего явилось громадное уменьшение смертности среди нижних чинов: в 1855 году на 1 тысячу человек умирали 88, в 1878 году — 11 человек; страшная до того эпидемия цинги уменьшилась до единичных случаев.
Обращаясь к вопросу о постройке судов при Великом Князе, необходимо заметить, что до Восточной войны наш флот в Балтийском и Черном морях состоял почти исключительно из деревянных парусных судов, тогда как на Западе давно уже перешли к паровым, железным и даже броненосным судам. Поэтому в обоих морях мы принуждены были ограничиться лишь пассивной обороной; но в Балтийском море Константин Николаевич приступил к немедленной постройке винтовых судов и, несмотря на полную неподготовленность русских заводов (до того ни одной машины еще не было сделано в России), работа закипела: Великий Князь входил во все, и только благодаря его личному влиянию, настойчивости и надзору, чертежи составлялись, машины строились, и в течение менее 2 лет 75 винтовых канонерских лодок и 14 корветов были готовы; в военных действиях смогли принять участие только канонерские лодки, спущенные в числе 38 к кампании 1855 года.
После войны задача судостроения была определена формулой: “Россия должна быть первоклассной морской державой, занимать в Европе 3-е место по силе флота после Англии и Франции и быть сильнее союза второстепенных морских держав”; по новому штату в Балтийском море предполагалось иметь уже 69 винтовых судов; но “такой состав флота, — доносил Великий Князь, — нельзя почитать окончательно утвержденным, ибо морское искусство беспрерывно идет вперед”. В 1858 году он обращает внимание на новое орудие войны — плавучие батареи, указывает на необходимость “не отставать от других морских держав”; но из-за финансов, затруднений мысли его осуществления не получают, бюджет все сокращается, и только в 1863 году, когда началось польское восстание, на броненосное судостроение отпускается 6 млн. руб. (с 1856 по 1863 г. построено 26 винт. судов). Менее чем через год после этого мы имели уже на воде 10 мониторов и 1 башенную лодку, а к 1870 году Балтийский флот состоял из 23 судов.
Для производства орудий основан Обуховский завод. В Черном море с 1870 года также приступили к постройке броненосных судов. Наконец, после войны 1877—1878 годах в Балтийском море приступают к постройке большого количества (100) миноносок.
Приняты были меры и против медленности морского судопроизводства и, наконец, наиболее интересные процессы стали печататься в “Морском Сборнике”, что составило такую же “революцию” в военно-морском суде, как допущение посторонних лиц в Морской корпус в военно-морской администрации. В 1857 году Великий Князь учредил особый комитет по пересмотру свода морских уголовных постановлений и поручил ему составить проект морского судебного устава на современных началах; для ознакомления с последними за границу были командированы П. И. Глебов и Варранд. По утверждению основных положений судебной реформы была собрана 2 ноября 1862 года комиссия для составления основных положений военного и военно-морских судов; основы были утверждены 25 октября 1865 года, а к началу 1866 года выработан подробный проект уставов военно-уголовного судоустройства и судопроизводства. Константин Николаевич руководил этим делом в полном согласии с военным министром Д. А. Милютиным, неуклонно держась основных принципов “Судебных уставов” 1864 года. Утверждение проекта последовало 15 мая 1867 года.
В 1862 году Великий Князь был призван к занятию поста наместника Царства Польского, как раз в то время, когда был готов разразиться польский мятеж. Государь пытался предотвратить его политикой примирения, и лучшим исполнителем его предначертаний, конечно, мог явиться только Константин Николаевич. На 2-й день по прибытии в Польшу Великий Князь сделался жертвой покушения; пуля легко ранила его в плечо. Политика Великого Князя по разным причинам не имела успеха, и в октябре 1863 года он был уволен от должности наместника. В 1881 году с воцарением Александра третьего Константин Николаевич удалился от дел. Константин Николаевич прожил не у дел еще 13 лет и 13 января 1892 года после тяжкой и продолжительной болезни скончался в городе Павловске. Памяти Великого Князя посвящен ряд статей.